12 декабря 2010

- 12:35 пп

И снова вы займётесь чтением. Мы подготовили для вас краткий рассказ, который называется „Барабаны войны“ и поведает вам о событиях до прибытия героя на материк. Эта история, прежде всего, должна показать вам нового персонажа, который будет иметь огромное значение в основном сюжете.

Барабаны войны

БУМ. БУМ. БУМ.
Арам натянул одеяло на голову и перевернулся на своей жёсткой кровати.
Не помогло.
Ему даже показалось, что грохот военных барабанов орков только усилился. В последние дни он не слышал ничего, кроме монотонных ударов молотов по обтянутым кожей тролля барабанам орков.
Это было частью их осадной тактики. Каждый город, павший в этой войне, окунался а бой барабанов в течение нескольких дней. Они демонстрировали свою силу и изматывали врага. В то же время это было что-то вроде ритуала, если Арам всё правильно понимал.
Но в настоящий момент его это мало интересовало. Грохот барабанов не мешал оркам, а Арам ничего так не жаждал, как захвата замка – тогда этот проклятый шум остановился бы хоть на мгновение.
Он услышал шелест полога палатки и тихие шаги. „Мастер Морен?“ – спросил Арам, приподняв голову.
Мужчина в просторной чёрной робе сел на табурет, единственный предмет мебели в палатке, помимо шаткого стола. „Ты уже должен был уснуть“.
Не смотря на свою смертельную усталость, Арам понял, что хозяин нуждается во сне сильнее, чем он. Его голос звучал совсем тихо, уже без того впалые щёки совсем осунулись, а глубокие морщины избороздили открытый лоб.
„Что случилось?“
„То же, что и в прошлую ночь, и в позапрошлую. Очередной штурм начнётся в любую минуту. И, надо надеяться, он будет успешным. Я не смогу сдерживать их вечно“.
Арам молчал. После короткого промедления, он услышал свой собственный голос: „Ты позволишь мне выйти и посмотреть на штурм замка?“
Горькая улыбка мелькнула на тонких губах старого мага. „Нынешняя молодёжь настолько любит смерть и отчаяние?“
Молодой человек неуверенно смотрел на своего господина. Арам боялся сказать что-нибудь не то, но тот поднял руку и взмахнул ей, как будто бы хотел отогнать муху. „Ступай, парень! Не позволяй старику задерживать себя“.
Арам кивнул с полуоткрытым от удивления ртом. Затем он накинул робу и затянул вокруг живота пояс, с висевшей на нём маленькой сумкой, в которой он хранил свои руны. Не глядя на Морена, он спешно покинул палатку. Почему-то в последнее время ему было не по себе в присутствии наставника. Дело было даже не в нём самом – наоборот, Морен обращался с ним как со своим сыном и обучил его всему, что знал сам – скорее из-за его беспомощности. Господин, всегда выглядевший таким сильным, таким могущественным, теперь походил на немощного старика. Арам знал, что беспокоило Морена, но невозможность утешить хозяина делала его присутствие невыносимым.
Как только Арам покинул палатку, его мысли внезапно прервались. Хоть это, казалось бы, невозможно, но теперь барабаны загремели с новой силой. Но это не было всё. Перед ним открывалась картина, которая заставила его застыть и одновременно дрожать от страха: Готу, оплот паладинов, озарил свет сотен факелов. Воины собирались на склоне, ведущем к замку. Арам всегда восхищался силой орков и тем прекрасным спокойствием, что они излучали во время битв. Уж чем их раса и владела в совершенстве, так это искусством ведения войны. Над долиной прогремел голос — голос, заглушающий даже могучие барабаны. На старой сторожевой башне, что возвышалась на краю военного лагеря, полководец Варек Великий, маршал орков, стоял в кругу советников и ветеранов и отдавал приказы на языке орков.
Арам устремил свой взор к небу. Оно было совсем чёрным. Таким же чёрным, как и их Бог. Ни единой звезды не было видно за толстым слоем облаков.
Кто-то толкнул его.
„Эй! Убирайся с дороги, если не хочешь быть полезным, морра!“
Арам застыл на месте, когда увидел перекошенное лицо орка, смотревшего на него. Свет факелов смешался с боевой раскраской и создал самую страшную картину из всех тёмных кошмаров молодого мага.
Но орк тут же развернулся и побежал дальше, даже не оглянувшись на человека. Арам заметил огромный арбалет в его руках.
Неожиданно ритм барабанов изменился. Это могло означать только одно: штурм начался.
В тот же миг он увидел бегущих по склону воинов. На них обрушился ливень стрел, но ответ орочьих арбалетов последовал незамедлительно. Пять мощных катапульт, которые орки установили на краю поля битвы, также открыли огонь.
Атакующие орки падали, поражённые множеством стрел, и скатывались по склону, по пути сваливая своих товарищей, чтобы навсегда исчезнуть в тьме лесной. Но первые нападавшие уже достигли маленькой деревушки у подножия замка и укрылись за стенами домов.
Арам всё прекрасно понимал. Они проиграют и сегодняшнее сражение. До последнего времени орки успешно вели войну. Но после падения Монтеры удача от них отвернулась. Хотя жители Миртаны по-прежнему лишь оборонялись, орки месяцами ломали алебарды, не в силах преодолеть неприступные стены Готы и Фаринга, не отвоевав и пяди земли. Нужно было чудо, чтобы изменить ситуацию.
Крики орков становились всё громче, когда контратака паладинов превратила захваченную деревню в кровавую бойню. Гул военного рога прокатился за спиной Арама, и четыре наёмника орков промчались к склону мимо него.
Он отвернулся от поля битвы. Шум сражения всё нарастал и становился почти невыносимым. Арам ускорил шаг, почти бежал и остановился только у границы лагеря. Здесь, между всеми этими палатками и телегами, у маленьких костров сидели люди, по-видимому, не интересующиеся бушующим сражением. То были люди, что сопровождают любую армию на любой войне. Торговцы и врачи, полевые повара и шлюхи. Нет, он направлялся не к ним. Он уже чувствовал на себе их пристальный взор. Казалось, тёмные фигуры всё плотнее обступали его.
Когда пришли орки, Арам увидел в них спасение от долгих преследований. В королевстве Миртана чёрных магов ждала лишь смерть. Почти все они были истреблены, а мастер Морен со своим учеником был вынужден всю жизнь скрываться под капюшоном в самых тёмных тавернах самых бедных городских кварталов – всякий раз, когда они вообще осмеливались появляться среди людей. Оркам же не было дела до того, какому богу молятся люди, пока они признавали новых господ. В надежде на новое золотое время, время свободы, Морен и Арам присоединились к рядам армии, двинувшейся на север от Трелиса. Они хотели помочь свергнуть ненавистного короля и наладить отношения с новыми правителями.
Но Арам сомневался, была ли теперешняя жизнь лучше прежней. Он был свободен, но, как и прежде, оставался для людей изгоем, злым колдуном, которого следовало сжечь на костре или, по меньшей мере, бояться. Это читалось в их глазах.
Арам почувствовал холодную дрожь. Шум битвы вызывал отвращение. Ему едва хватало мочи терпеть это, он бы убежал при первой возможности. Вместо этого он развернулся и пошёл к своей палатке. Что вообще побудило его покинуть её? Было ли это бегство от беспомощности Морена? Он уже почти достиг палатки, когда увидел полдюжины элитных воинов орков, окруживших её. Двое из них держали его наставника, заломив ему руки за спину. А стоявший перед палаткой орк пристально смотрел на старого чернокнижника с нескрываемой ненавистью…
„Варек“, – прошептал Арам.
„Довольно, морра!“, – донёсся до Арама голос орка. „Ты отказывался уже четыре раза. Мне следовало свернуть тебе шею после первого! Когда ты попросился сопровождать нас, то обещал использовать свою магию против наших врагов. Теперь я вижу, что ты лишь нечестивый лжец, как и все представители вашего народа!“
„Тут дело в другом“, – кричал изнемогающий от боли маг: „То, что вы планируете, — настоящее безумие! Вы не его сможете контро…“
Варек своим могучим кулаком ударил тёмного мага в лицо. Неприятный хруст эхом раздался в ночи, и из разбитого носа хлынула кровь.
„Господин!“ – воскликнул Арам и почувствовал, как дрожат его губы.
На мгновение Варек повернул свою голову. Долю секунды Арам пристально смотрел в его холодные глаза. Тогда военачальник снова обратился к Морену: „Больше я не буду жертвовать жизнями своих воинов из-за того, что старому морра не хватает мужества использовать свои знания“, – переходя на крик: „Мы, орки, используем на войне любое доступное оружие! Благодаря этому мы такие сильные! Именно так мы вытесняли вас, грязных морра, до сих пор!“
В этот момент полог палатки одёрнули и появился орк, облачённый в тяжёлую серую робу.
„Ты нашёл её?“, – спросил Варек шамана.
Тот спокойно кивнул. „Да“. Он подал военачальнику толстую книгу. Арам сразу же узнал книгу заклинаний своего наставника, по которой он сам так долго учился. „Здесь написано, как призвать его“.
Военачальник довольно кивнул, и лёгкая ухмылка озарила его лицо, на котором танцевал мерцающий свет факелов. „Тогда ты нам больше мне не нужен, морра“, – прошипел он Морену. Затем он развернулся к элитным воинам и отдал приказ: „Я хочу, чтобы он понёс наказание за своё предательство. А потом повесьте его труп так, чтобы всем было видно. Пусть это послужит предупреждением для других морра!“ Пока воины следовали приказу и вытаскивали Морена, Варек и шаман ушли. „Идём“, – донёсся до Арама голос военачальника: „Сейчас мы призовём этого демона и покончим с этим“.
Воины орков проволокли мастера Морена мимо его ученика. „Мастер!“ – беспомощно шептал он.
Маг слегка приподнял голову. Кровь всё ещё струилась из сломанного носа, орошая старые потрескавшиеся губы. „Беги“ – шептал он: „Забирай всё, что сможешь унести, и беги отсюда“.
Орки тащили Морена дальше, и, когда они исчезли, Арам остался совсем один. Несколько минут спустя он ещё смотрел вслед своему наставнику, который последние годы заменял ему отца. Вокруг гремели военные барабаны орков.

Теги